2.93
Рейтинг компании составлен на основе

я владелец!


«ЭМА, ЗАО, завод» – отзывы о работе в компании

Екатеринбург, Верх-Исетский бульвар, 13н,
Ознакомьтесь с отзывами о работодателе ЭМА, ЗАО, завод. Если у вас есть опыт работы в компании - оставьте свой отзыв о работе.


Отзывы
Велес
7 Авг | Пятница
1

Можно ли в наше время организовать феодально-рабовладельческий строй на отдельно взятом предприятии? Оказывается, вполне. Я устроился на завод ЭМА в должности начальника конструкторского отдела. Работы много, плюс недобор по сотрудникам, бардак и запустение, но инженерные изыскания множились и дело спорилось. Через год на сессии стратегического планирования (ССП) отчитался о проделанной подразделением работе. Ремарка: ССП создавалась с целью реорганизации предприятия для заработка 1 млрд. руб. (сия ущербная цель преподносилась как имперское величие). Реализовывалось это тупо, грубо, примитивно по шаблонам 37 года – репрессии, расстрелы (увольнения), террор: вот это вот все. Увольнялась «зажравшаяся» верхушка, на их место набирались новые манагеры (молодые, отчаянные, дерзкие), после их тоже нещадно сокращали, и только следующая генерация считалась лояльной, проверенной и верной, готовой ради начальства на жертвы. Этакая экосистема дерьма – что всплыло и не потонуло, то самое циничное, сиречь современное. Оно и призвано было сваять нового миллиардера, хозяина земли российской. Таким образом, свою ссученность, закрепившись на высоких должностях, проявили: начальник отдела СиС Клименко Ю.В., руководитель отдела продаж Семич О.В, начальник отдела сервиса Фролов А.В., секретарь ген. директора Шистерова Н.В., зам. ген. дир. по юр. работе Шакиров Е.И., главный инженер-охранник Брусницын А.В. В моем отделе по отчетам ССП все было на «отлично». А уже через месяц мне предложили уволиться. И начался спектакль-шапито. Действующие лица и исполнители: Амплеев А.Н. – главный конструктор, предан руководству за возможность выслужиться, что считается за патриотизм; Вафина Е.В. – НR-менеджер, принята на «грязную» работу в преддверии сокращения по результатам ССП, патологически жестока, что выдается за силу; Булатов И.А. – главный технолог, способный по-азиатски витиевато излагать мысль, что идет за ум; Калетин А.А. – генеральный директор, наследующий завод с 200-ми душ, недалекий неадекватный бизнес-школьник, что представляется за опыт. Мелькнет еще Калетин А.А. (старший) – бандос, отжавший завод пистолетом у того, кто отжал его хитростью у народа (КамАЗ водки за ваучеры), читающий на покое лекции по метафизике (хотя как можно доверять гуру, коего захомутала секретарша и избили собственные охранники). На ССП старший Кал назвал младшего «гением». Сцена первая. Калетин предложил по собственному, я отказался, попросив блюсти закон и сократить носителя вкупе с должностью. Полетели косноязычные возражения (и как он собирается стать политиком?), а после невозможности парировать контрдоводы, и угрозы. На следующий день мне закрыли проход на завод, заблокировав пропуск. Вызвал полицию, что делу не помогло. Определили кабинет до проходной, в здании охраны, с решеткой на окне снаружи и камерой видеонаблюдения внутри, не дав забрать личные вещи с прежнего места. Без телефона, Интернета и возможности пообщаться с коллегами чувствовал себя узником. Обратился в трудовую инспекцию, но, как оказалось, организация та гнилая и интересы трудящихся ей отливают фиолетом – «нарушений не выявлено». Воодушевившись вседозволенностью, Калетин идет на подлость, дабы преподать урок (увольнений намечалось много, а терять деньги, сокращая, не хотелось), но фарт клан покинул. Перед этим, для усыпления бдительности, пообещал: «Я принял решение вас сократить». Но через две недели комиссия в лице Вафиной, Булатова и Амплеева торжественно объявила, что если до обеда не по собственному, то после – по статье. Не чувствуя за собой вины, отказался. Тогда ухмыляющаяся зондеркоманда, вместе с Гриценко В.С. (специалист по кадрам) зачитала приказ об увольнении за прогул. Немая сцена из Ревизора. Сцена вторая – поиск правды. Упомянутые выше персонажи врали на суде как дышали. Кроме Амплеева (вовремя завирусился), что понятно – вместо повышения понизили, сделав начальником отдела IT. Вафина (ставшая директором по персоналу) и Булатов (ставший начальником производства) лгали яро. Первая юзала стратегию «маленькая тупенькая» (смотрелось жалко – взрослая тетка хихикает и жеманничает: «Ой, не помню»), Булатов же играл мужика, твердо уверенного в своем вранье. Вахтеры изворачивались и юлили, как могли. Ремарка: А «чистка» на заводе набирала обороты. Гриценко – Ежов, Вафина – Берия, Калетин – как бы Сталин, но скорее Горбачев. Народившаяся элита выбрасывалась как, потерявшие эластичность, брифы. Уволили: начальницу отдела сбыта Ильющенко Э.Р. (через отпуск по уходу за ребенком), главбуха Фаст И.М. (отказалась увольнять подчиненную – Усошину В.В.), начальника отдела АСУ Сундукова И.П. (отказался уволить подчиненную – Резвых Н.Д.), начальницу хим. лаборатории Семченкову Л.Г., начальника ПДО Богуш В.Б., руководителя службы продаж Зубкова Д.Е., начальницу расчетной группы Чигвинцеву Ю. Очередной раз понизили Цепелева Д.В. (до начальника группы, а был целым замом гены), низведя до подчинения двадцатилетнему начальнику направления. «Мочили в сортире» и новых. Уволили начальницу отдела снабжения Шикову Т.П. (прошлая, Гликман Е.В., вовремя спряталась у технологов), позже с той же должности – Саратян С.А. Физически не выдержав грязи, уволился даже член расстрельной команды – Гриценко В.С. (упала в обморок от ора Вафиной, требующей жестокости к увольняемым). Шел второй день суда. Охранники врали, что отсутствовал, Ваффин-СС – что отказал в объяснительной. Обману было несть числа: сфальсифицированные данные с проходной, поддельный табельный, фиктивные приказы задним числом, фейковые инструкции. Но, вопреки влажным мечтам Калетина, кунштюк не удался, правда победила. Адвокат красиво разбила их доводы, суд принял решение восстановить в должности. Дело закрыто. Монолог героя: Было весело-познавательно. Столько человеческой низости в жизни не встречал. Плюс убедился в убогости простых людей, продающих свободу более щедрому хозяину. Ограничение свободы им – товар, мне же неприемлема даже вероятность выбора. Свобода – абсолют, то, чем жили предки, захватывая эту территорию и защищая. Но добровольное рабство и самоцензура – современные левые тренды, живые еще с Союза. Ремарка: Аналогии с СССР не случайны. Завод является заповедником совка: угрюмые, периодически пьяные лица в цехе, какофония разнокалиберных плакатов, вымпелов и портретов Ленина на стенах (даже не Путина, прошлого лысого вождя), общий одобрямс на заскоки кал-мафии, отделение элиты от рабочего класса (бомонд-корпоративы). И финалочкой во дворе стоит чур ВИЛа и тычет в светлое миллиардное будущее (монумент, выброшенный соседним медучреждением, старший приютил с помойки). Сцена третья. Экспозиция: Тот же кабинет с решеткой, но уже с двумя глазками камер по углам, позже обнаружил еще скрытый микрофон (чувствовал себя шпионом). У меня воинственные усы (пообещал сбрить, как кубинский партизан, только после победы над классовым врагом). Появляется новое действующее лицо – Фурик И.А. – беспринципный юрист с бегающими глазками, утверждающая, что уволить можно абсолютно любого, было бы желание у начальства. Снова вручили уведомление, что «тоже жаждут сокращения». Заводчанами воспринимаюсь как пария, харам, радиоактивный элемент. Лишения и фрустрации закончились? Казалось бы, да, но нет. Охрана завела журнал, где отмечала мои входы-выходы из кабинета, провоцировала на драку. Периодически в нерабочее время камера шмоналась брусницынцами в поисках компромата и подключения мной отключенных видео и микрофонов. Максимов В.П., нынешний главный конструктор, вручил архисложное задание (прямо, миссия невыполнима). Начался пинг-понг из ГОСТов, приказов, распоряжений, служебок и ссылок на ТК. Последствием этих фрикций возможен суд в финале, где банда будет бить уже наверняка. Второй монолог героя (мораль): Воочию зрел, как из социума лепят рабов. Произвольно наказываешь коллектив, и оставшиеся в страхе жмутся к ноге, блея о крепкой руке на шее. Поощряешь, поднимая зарплату и все, вернее псов не найдешь. Они стучат, предают, унижаются, но преданно работают. Собака хочет не свободы, а доброго хозяина. Целый завод терпил и над ними царек, с огромными лакунами по части знания людей, жизни, работы, но с большими хотелками и верой, что бабло правит миром. Удастся ли ему на этот раз унять усатого революционера? В общем, открытый финал. Занавес. Искателям работы советую присмотреться. Генеральный ни разу не соответствует профессиональному стандарту, поэтому зарплату можно выбить достойную. Главное – красиво спеть о способностях. Плюс у завода все плохо и экономить на хороших (с его точки зрения) сотрудниках, не будет. «Вилки», что знаю (нижняя грань – итак дают, верхняя – реально выжать). Нач. отдела, зам. Кала – 100 ÷ 110 т.р.; начальник направления – 60 ÷ 70 т.р.; ведущий инженер-конструктор – 50 ÷ 65 т.р.; инженер-конструктор – 40 ÷ 50 т.р. Максимум на что можно развести – 140 т.р. (Семич смогла) с перспективой до 170 т.р. Оденьтесь солиднее, говорите техновелеречиво. Для устройства хватит, а дальше как прогибаться будете. Помните главное – человечность против скотства, протест как форма социальной жизни, честность как манифест правды, достоинство как фундамент личности. В общем, будьте людьми. И при увольнении готовьтесь к любой подлости, что в ЭМА не девиация, а норма. Всем удачи.

Положительные стороны
Их нет
Отрицательные стороны
В отзыве

Добавить отзыв без регистрации (анонимно)

Напишите свой отзыв о работе в «ЭМА, ЗАО, завод». Оставьте свое мнение о работодателе, расскажите о положительных сторонах и отрицательных моментах работы в организации.
Голосуйте за рейтинг компании:
Положительные стороны
Отрицательные стороны

Вы уже смотрели

Медицинское оборудование / инструмент
2.93